Добро пожаловать на сайт "Sputnik-2"

Пакт Молотова - Риббентропа

Пакт, Риббентропа, Молотова 20 0.0
Не имеет отношения к «советской оккупации» Прибалтики

Президент Литвы Гитанас Науседа в недавнем заявлении о попытках России переписать историю Второй мировой войны напомнил о решении 2-го Съезда народных депутатов СССР, который в 1989 году осудил пакт Молотова — Риббентропа. Между тем это решение принималось в политических целях и потому противоречило как историческим фактам, так и основным правилам исторической науки. В частности, Литва в советско-германских соглашениях о сферах влияния упоминается не в пакте Молотова — Риббентропа, а совсем в других документах, так что соглашение о ненападении от 23 августа 1939 года никоим образом не предопределило «советскую оккупацию» Прибалтики.

Оценка, данная пакту Молотова — Риббентропа 2-ым Съездом народных депутатов СССР, заслуживает особого разговора, так как на ней до сих пор спекулируют недруги России. Известно, что сомнительная в правовом и историческом плане оценка пакта Съездом послужила для Прибалтийских союзных республик псевдоправовой базой для обоснования их выхода из СССР.

На основе этой оценки прибалты сформулировали концепцию «советской оккупации», а затем и концепцию псевдоправового выхода республик из СССР.

Самое удивительное в том, что литовские сепаратисты, в течение 26 лет манипулируя пактом как главным орудием СССР в вопросе включения Литвы в состав Союза, так и не уяснили его сути. В России этого также не заметили.

Дело в том, что Литва была включена в сферу влияния СССР согласно секретному дополнительному протоколу к советско-германскому договору от 28 сентября 1939 года, а не от 23 августа 1939 года.

Но Литва 30 лет отмечала дату 23 августа как дату попадания в сферу «преступного влияния» СССР. Там осознали ошибку только в 2015 году, когда было завершено следствие по известному делу 13 января 1991 года, которое в 2016 году начал рассматривать Вильнюсский окружной суд.

В Обвинительном акте, подготовленном следственной группой Генпрокуратуры Литвы и представленном в суд, уже присутствовала фраза «…судьба Литвы как независимого государства была решена договорами между СССР и Германией от 23 августа 1939 года и 28 сентября 1939 года, известными как пакт Молотова — Риббентропа…»

Между тем общеизвестно, что пактом Молотова — Риббентропа всегда именовались и именуются только Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года и секретный дополнительный протокол к нему.

Это подтверждает тот факт, что 2-й Съезд народных депутатов СССР, в работе которого участвовали и народные депутаты от Литовской ССР, 24 декабря 1989 года дал политическую и правовую оценку именно германо-советскому договору о ненападении и его секретному протоколу, подписанному 23 августа 1989 года.

Спустя почти три десятилетия после Съезда литовские политики и историки с ужасом поняли, что республика и Европа отмечают дату, не имеющую никакого отношения к попаданию Литвы в сферу советского влияния.

Признать свою ошибку они не захотели и придумали «рогатого» зайца, назвав два германо-советских договора пактом Молотова и Риббентропа.

Такое потребительское отношение недругов России к важнейшему документу во многом обусловлено недостаточным вниманием российских официальных историков к манипуляциям с историческими документами.

Но вернемся к оценкам пакта, данным 2-м Съездом НД СССР. Сегодня уже не вызывает никаких сомнений, что они были политизированными и тенденциозными, в правовом и историческом планах малообоснованными.

Такая ущербность оценок пакта, изложенных в постановлении 2-го Съезда НД СССР, была обусловлена применением депутатской комиссией, готовившей проект решения Съезда, принципа PER SE.

Согласно принципу PER SE, рассмотрение факта подписания пакта велось вне связи с предыдущими и возможными последующими историческими событиями накануне Второй мировой войны. Это был абсолютно антиисторичный подход, который до сих пор не получил надлежащей оценки.

Необходимо напомнить, что группу народных депутатов СССР, готовивших проект Постановления съезда по пакту, возглавлял секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев, впоследствии признавшийся, что он уже в то время являлся ярым антикоммунистом.

Наиболее активными его помощниками были депутаты от Прибалтики, составлявшие почти половину членов группы.

Они привезли в Москву копии (американские) секретного протокола к пакту, которыми манипулировали, как карточные шулера.

Команда Яковлева и прибалтийские депутаты внушали участникам съезда, что принятие постановления, осуждающего советско-германский договор и секретный протокол к нему, явится восстановлением исторической истины, которое позволит предотвратить выход Прибалтийских республик из СССР.

На самом деле депутаты из Прибалтики преследовали лишь одну цель. Им надо было дискредитировать советско-германское соглашение 1939 года и добиться его осуждения съездом. Это давало Прибалтийским республикам право поставить вопрос о законности их вхождения и пребывания в СССР.

Фактически на съезде осуществлялось широкомасштабное политическое манипулирование правовыми и историческими понятиями. В результате 2-й Съезд народных депутатов СССР своим постановлением осудил советско-германский договор от 23 августа 1939 года и секретный протокол к нему, признав их «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания».

Съезд также квалифицировал секретный протокол к договору как средство «предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства». Фактически это было в какой-то мере абсурдное решение, которым пытались ревизовать уже состоявшееся прошлое.

Между тем не вызывает сомнений, что пакт Молотова — Риббентропа прекратил свое действие после того, как Германия 22 июня 1941 года начала военные действия против СССР.

Послевоенное мироустройство в Европе осуществлялось уже на основе Ялтинских и Потсдамских соглашений. Единственный реликт советско-германского пакта от 23 августа 1939 года — это нахождение Вильнюса и Вильнюсского края в составе Литовской Республики. Но об этом ни на 2-м Съезде, ни позже никто даже не заикался.

Видимо, эту истину пора напомнить Литве, постоянно козыряющей пактом как главным «орудием преступления» против нее. Поэтому там весьма болезненно реагируют на любую критику Постановления 2-го Съезда НД СССР по пакту.

Так, президент Литвы Валдас Адамкус в качестве одной из причин отказа прибыть в Москву на юбилейные торжества по поводу 60-летия Великой Победы назвал «неприемлемые» оценки пакта Риббентропа — Молотова, а также попытки «пересмотреть решение Съезда народных депутатов СССР», прозвучавшие 22 февраля 2005 года в интервью тогдашнего российского президента Владимира Путина словацкому радио.

В этом интервью Путин фактически повторил оценку пакта Риббентропа — Молотова, данную Уинстоном Черчиллем: «Сталин был вынужден пойти на договор с Германией после безуспешных попыток найти союзников против Гитлера на Западе».

Это возмутило Адамкуса, бывшего нацистского коллаборациониста, который, видимо, даже не подозревал, что такую же оценку еще в 1948 году высказал Черчилль.

Более определенно по пакту Молотова — Риббентропа Путин высказался в своей статье «Страницы истории — повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?» Она была опубликована 31 августа 2009 года в польской Gazeta Wyborcza, накануне визита Путина в должности премьера в Гданьск.

В статье Путин отметил, что «сегодня нам ничтоже сумняшеся предлагают признать, что единственным спусковым крючком Второй мировой войны стал советско-германский пакт о ненападении от 23 августа 1939 года. Правда, поборники такой позиции не задаются элементарными вопросами — разве Версальский договор, который подвел черту под Первой мировой войной, не оставил после себя множество мин замедленного действия? Главная из которых — не просто фиксация поражения, но и унижение Германии. Разве границы в Европе не начали рушиться гораздо раньше 1 сентября 1939 года?

И не было аншлюса Австрии, не было растерзанной Чехословакии, когда не только Германия, но и Венгрия, и Польша по сути приняли участие в территориальном переделе Европы? День в день с заключением Мюнхенского сговора Польша направила Чехословакии свой ультиматум и одновременно с немецкими войсками ввела свою армию в Тешинскую и Фриштадскую области.

И можно ли закрыть глаза на закулисные попытки западных демократий "откупиться" от Гитлера и перенаправить его агрессию "на Восток"?»

О секретности и аморальности пакта

Утверждение в Постановлении 2-го Съезда о том, что секретный протокол, приложенный к советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 года, по методу составления и по содержанию нарушал международное право, не только политизировано, но просто некомпетентно.

Подобные пакты, договоры, соглашения, имевшие дополнительные конфиденциальные, секретные (суть от названия не меняется) протоколы, не подлежащие огласке, заключили с Германией в межвоенный период Англия, Франция, Польша, Эстония, Литва, Италия и Япония.

Пакту Молотова-Риббентропа 80 лет. Но Европа тоже заключала союзы с Гитлером, об этом молчат

Так, известно, что 25 августа 1939 года лорд Галифакс, министр иностранных дел Великобритании, и посол Польши в Великобритании граф Рачиньский в Лондоне подписали Соглашение о взаимопомощи Великобритании и Польши. К этому соглашению прилагался секретный протокол. В нем в весьма двусмысленной формулировке без их уведомления упоминались Бельгия, Голландия, Литва, Латвия, Эстония и Румыния.

Секретные договоренности до сих пор являются методом западной дипломатии.

В начале 1960-х годов США и Япония, объявившая себя безъядерной страной, заключили секретный пакт о возможности нахождения американского ядерного оружия на территории Японии. Это соглашение позволяет американским боевым кораблям и самолетам с ядерным оружием на борту находиться в Японии и в любой момент поставить планету на грань мира и войны.

Особо следует высказаться по поводу так называемой аморальности пакта. Этот момент особо акцентируют литовские и некоторые российские политики и историки. Рассуждения на эту тему с современных позиций некорректны.

Напомним, что в предвоенные годы английские, французские и американские политики считали за честь общаться с Гитлером. В 1939 году американский журнал «Тайм», не предполагая, что Гитлер будет признан величайшим преступником в мировой истории, даже назвал его «человеком 1938 года».

Кстати, нам и сегодня не дано знать, кого из современных «уважаемых» политиков потомки назовут преступником. Кандидатов на это звание немало.

Что же касается сфер влияния, то на современном этапе США, пользуясь своим званием мировой сверхдержавы, уже открыто декларируют право делить мир на зоны своего влияния, в том числе и территории государств, граничащих с Россией. Это не вызывает осуждения западного сообщества. Интересно, как бы оно отреагировало, заяви Россия, что в сферу ее жизненных интересов входят Канада, Мексика и Панама, то есть ближайшие соседи США?

Источник: lnnk.in/@sputnik_2
Читайте также:
Всего комментариев : 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *:

+18