Добро пожаловать на сайт "Sputnik-2"

Православные христиане участвуют в войнах друг против друга

друга, против, христиане, друг, участвуют, православные, войнах 21 0.0

6 января 2019 года была создана "Православная церковь Украины". Это событие получило большой резонанс и обсуждается до сих пор.

В беседе с Baltnews руководитель религиозной редакции телеканала "Царьград", публицист Михаил Тюренков дал свою оценку происходящему процессу, предположил, где может произойти следующий раскол, и рассказал, почему украинские события являются срежиссированными.

– Г-н Тюренков, 6 января 2019 года в Киеве при непосредственном участии экс-президента Украины Петра Порошенко была создана "Православная церковь Украины". Как вы оценивали это решение тогда? Как оцениваете спустя год?

– Год назад это событие уже было вполне ожидаемым потрясением. Киевский "волчий собор" (этот средневековый термин означал еретические и раскольничьи антицерковные собрания), прошедший 15 декабря прошлого года, стал лишь одним из звеньев русофобской и антицерковной политической деятельности, в которой сошлись вместе игроки, которые еще вчера едва ли сели бы за одним столом.

С одной стороны, это – прожженные политические циники типа того же Петра Порошенко, которые ради сохранения своей власти были готовы объединиться, как говорится, "хоть с чертом". С другой – не менее циничные псевдоправославные персонажи, также стремящиеся к власти и собственности, которую они могли получить только за счет канонической Украинской православной церкви (самоуправляемой, но неотъемлемой части Московского патриархата). Церкви абсолютного большинства верующих Украины.

Михаил Тюренков
© фото из личного архива Михаила Тюренкова
Руководитель религиозной редакции Телеканала "Царьград", публицист Михаил Тюренков

Вне всяких сомнений, у произошедшего были внешние кураторы. Без них было бы сложно объединить в "Православную церковь Украины" (ПЦУ) так называемые Киевский патриархат и Украинскую автокефальную православную церковь" (УАПЦ), да еще и привлечь к этому двух архиереев канонической Церкви – ныне запрещенных в служении митрополитов Александра (Драбинко) и Симеона (Шостацкого). Как и организовать поддержку со стороны Фанара (Константинопольского патриархата). У всех перечисленных была своя неприязнь к России и русскому православию, но объединение их вместе стало частью очень серьезной политической игры.

– И каков результат?

– Сегодня, год спустя, можно сказать, что проект в значительной степени провалился. Во-первых, в ПЦУ не начался массовый исход из канонической Церкви (практически все голосования за подобные переходы являются искусственными – вместо церковной общины голосует сельская, в большинстве своем состоящая из людей, далеких от Церкви). Во-вторых, действия Константинопольского патриарха Варфоломея, предоставившего ПЦУ "томос об автокефалии" пока поддержали лишь два православных предстоятеля (архиепископ Афинский Иероним и патриарх Александрийский Феодор). В-третьих, Порошенко не смог удержать власть в своих руках. Новый же украинский политический режим, несмотря на свою русофобию, более прагматичен и даже индифферентен в религиозных вопросах.
 

Тем не менее ПЦУ существует и продолжает оказывать негативное влияние как на внутриукраинскую ситуацию, так и на российско-украинские отношения. По сути, это никакая не Церковь, а организация украинских националистов, чья идеология подкрепляется не только политическими лозунгами, но и подобием религиозных обрядов.

– Создание автономной православной церкви Украины – политический процесс?

– Для начала поправка: не "автономной", а "автокефальной". Автономной, причем с самой широкой автономией в лоне Церкви Русской, каноническая Украинская православная церковь давно является. Автокефалия же – это полная церковная независимость (хотя тот же Константинопольский патриархат считает, что он вправе руководить и автокефальными Церквами). Обретение этой независимости не должно быть напрямую привязано к сиюминутным политическим событиям. Так, к примеру, 100 лет назад независимая Украина существовала, а 105 и 95 лет назад – нет, 30 лет назад ее не было, а сегодня есть.

"Объединительный собор" на Украине
РИА Новости
Бывший президент Украины Петр Порошенко (слева) и епископ новой "Украинской православной церкви Киевского патриархата" Епифаний

Да, некоторым политикам приятно считать, что их страна-новодел обладает не только государственными символами и формально независимыми органами власти, но и "самостийной церковью", однако это никак не связано с христианским каноническим правом, сложившимся веками. А потому те церковные беззакония, которые совершаются в последние десятилетия на Украине, – это, конечно, дело чисто политическое, имеющее к православию такое же отношение, какое имели советские "воинствующие безбожники" 1920-30-х годов. Хотя сегодняшние безбожники нередко рядятся в православные одежды.

– Считаете ли вы иерархов "Православной церкви Украины" раскольниками?

– Опять-таки вопрос в терминологии. Некоторые из них, действительно, раскольники, поскольку откололись от канонической Церкви, многие – просто ряженые самозванцы, иные же – политические дельцы, использующие религиозную тематику в личных интересах. А есть и откровенные еретики, которые на основе православного вероучения создают нечто новое, этакую либерально-обновленческую религию, к православию отношения уже не имеющую.

– Как, по вашим ощущениям, сегодня чувствуют себя канонические православные на Украине, Украинская православная церковь Московского патриархата?

– Тут недостаточно говорить об ощущениях. Наш коллега-журналист Владислав Мальцев за последние годы выпустил две книги, посвященные преследованиям канонической Украинской православной церкви, начиная с 2014 года. Эти книги – самое настоящее свидетельство обвинения в антицерковных гонениях, которые после ухода Порошенко утратили былую агрессивность, но до сих пор продолжаются. Надеюсь, рано или поздно состоится украинский "Нюрнберг", на котором будут даны оценки всем этим преступлениям, а виновные будут наказаны.

Российский журналист Владислав Мальцев.
© РИА Новости / Нина Зотина
Российский журналист Владислав Мальцев

– В 2019 году православную церковь Константинопольского патриархата зарегистрировали в Латвии. Известно ли вам об этом? Кто стоит за таким решением?

– Нужно разделять решение латвийских властей и ту группировку, которую они зарегистрировали. Первые, как и украинские власти, преследуют вполне понятные русофобские политические цели, считая каноническую Латвийскую православную церковь Московского патриархата неким препятствием. Сама же так называемая Латвийская православная автономная церковь в юрисдикции Константинопольского патриархата – малочисленная маргинальная секта, не имеющая отношения к упомянутому в ее названии Константинопольскому патриархату. Проще говоря, ряженые клоуны, именующие себя "православными священнослужителями".

– Почему православную церковь Константинопольского патриархата в Латвии зарегистрировали сейчас, а не несколько десятилетий назад, как в Эстонии?

– В Эстонии ситуация несколько иная, местная "Эстонская апостольская православная церковь" (ЭАПЦ) не маргинальная структура, а автономия в составе Константинопольского патриархата, неканонично созданная в 1996 году, в основном из числа антироссийски настроенных православных эстонцев. Фанар и тогда, и сейчас считает, что он вправе предоставлять автономию и автокефалию кому хочет, перекраивая границы канонических территорий других Поместных Церквей.

В Латвии же местные чиновники-русофобы, видимо, "услышали звон" с Украины и "взяли под козырек", попытавшись создать почву для проекта, подобного ПЦУ. Пока что это выглядит комично, но любая комедия может стать трагикомедией. А потому православным христианам в Латвии стоит быть начеку.

– Говоря об Эстонии, как повлияло появление автокефалии в начале века на положение Русской православной церкви в прибалтийской республике?

– Если речь о создании ЭАПЦ в 1996 году (дело в том, что Фанар уже вторгался на нашу каноническую территорию в Эстонии в 1920-30-х годах), то главной проблемой для Эстонской православной церкви Московского патриархата тогда стал вопрос собственности. Канонические приходы сначала вовсе лишили храмов, передав все ЭАПЦ, впоследствии был достигнут компромисс: часть храмов вернули на правах аренды. Но и сегодня ЭАПЦ с ее семитысячной паствой принадлежит около шестидесяти православных приходов, а канонической Эстонской православной церкви Московского патриархата, духовно окормляющей несколько сотен тысяч русских людей, в два раза меньше.
 

– Где можно ожидать новую точку раскола?

– Главные проблемные зоны сегодня – это Молдавия и Белоруссия. В первой с начала 1990-х действует неканоническая Бессарабская митрополия Румынской православной церкви, а во второй пытаются реализовать украинский сценарий. И хотя, на первый взгляд, канонические Православная церковь Молдовы и Белорусский экзархат Русской православной церкви намного сильнее раскольников, главная проблема даже не в последних.

Дело в том, что среди клириков и мирян православных епархий Молдавии и Белоруссии немало националистически настроенных людей, весьма критично относящихся к России и Русской православной церкви. Эта "внутренняя оппозиция" рано или поздно может стать основой новых расколов. И на это важно обращать самое пристальное внимание, чтобы не допустить украинского сценария.

© РИА Новости / Сергей Пятаков
Митрополит Минский и Заславский Павел на открытии Архиерейского собора Русской православной церкви в храме Христа Спасителя в Москве

– Появления автокефалий на постсоветском пространстве стихийный или срежиссированный процесс?

– Конечно, околоцерковный национализм (который даже имеет особое название как ересь этнофилетизма) может быть стихийным. Примеры тому – движения по возрождению законной автокефалии в Болгарской и Грузинской православной церквах во второй половине XIX – первой половине XX веков. Но даже в этих случаях, когда стремление к автокефалии было вполне оправданным, светские политики использовали религиозный этнофилетизм в своих интересах.

В случае же с Украиной режиссура очевидна: Фанар давно курируется из-за океана, и это не конспирология, а упрямые факты. Так, в 1949 году в Стамбуле был произведен церковный переворот: симпатизировавший Русской православной церкви Константинопольский патриарх Максим был свергнут, а на его место был возведен десантированный из Америки личным спецбортом президента США Гарри Трумэна прозападный патриарх Афинагор. Сегодняшний патриарх Варфоломей – его прямой последователь.

– В чем причины подобных процессов?

– Увы, приходится признать, что церковная политика очень часто следует за геополитикой. Большая политическая игра стран и континентов использует в своих интересах религиозные организации. И здесь очень важно понять: да, то, что православные христиане участвуют в войнах друг против друга, страшно, но в этом нет ничего нового, к сожалению, такие примеры в истории были многократно. Но куда страшнее, когда под задачи этой политической борьбы пытаются подстроить саму православную веру, изменив ее в угоду постхристианскому (а во многом и откровенно антихристианскому) современному миру. А вот это для человека верующего – явный апокалиптический признак начала Конца времен.
 

Источник: lnnk.in/@Kobits
Читайте также:
Всего комментариев : 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *:

+18