Добро пожаловать на сайт "Sputnik-2"

Помощник обманутых рабочих: я видела немало плачущих мужчин

Эстония Помощник, Видела, плачущих, мужчин, немало, рабочих:, обманутых 24 0.0

В нынешнем году помощи по телефону для консультаций запросили уже 550 обманутых гастарбайтеров. 

Меэлис Пиллер

Блумберг предложила одному замерзшему клиенту, который был родом из Молдавии, чаю. Но тот отказался. «Я сразу поняла, что надо было просто поставить чай на стол, а не предлагать сперва, — вспоминает она. — Клиенту поступил телефонный звонок, и я услышала, что он уже три дня ничего не ел. Обычно я беру с собой что-нибудь поесть на работу, а в этот день, как назло, ничего не взяла». 

Но Сирье вспомнилось, что у нее в офисе есть в шкафу шоколад и пряники. Пока молдаванин говорил по телефону, она быстро вскипятила чайник. По завершению разговора он выпил целый чайник и съел все пряники.  «И такие истории повторяются из раза в раз, а я каждый раз думаю, может это последний такой травящий душу? И каждый раз ошибаюсь», — говорит Блумберг, пишет Pealinn

Мы в Эстонии привыкли, что делопроизводство ведется путем электронной переписки и дигитальных подписей. «А тут, — продолжает Блумберг, — надо было переслать документы в одно ведомство, но оказалось, что у клиента нет электронного адреса. Можно отправить документы и обычной почтой, вот почему я и спросила, есть ли у него 65 центов на это. Выяснилось, что таких денег у него нет, и тогда возник вопрос: когда он вообще в последний раз ел?».

Честность для предприятия – дело чести

 

Когда мы слышим выражения «рабочий с Украины» или «гастарбайтер», это звучит для нашего уха, как правило, как нечто сомнительное и явно не положительное. И в то же время, мы предпочитаем не замечать, что у всех людей есть чувства, эмоции, желания и надежды. «Я стараюсь, обычно, не проявлять особо эмоции, рассказывая эти истории, но в последнее время мне довелось видеть стольких плачущих людей! Когда такой человек добирается, наконец, до нас, — продолжает Блумберг, — мы садимся, начинаем разговаривать, обсуждать, что делать дальше, очевидно, наступает разрядка. Некоторые даже говорить не в состоянии. Недавно был у меня клиент, который показал, сколько он заработал за месяц, а у меня возник вопрос: а на что вы ели? Он покачал головой – не хотел об этом говорить, просто заблокировал себя для разговора на эту тему». 

К сожалению, часто бывает так, что прежде, чем дело дойдет до каких-то официальных каналов, у человека заканчивается виза и он должен покинуть государство. Некоторые работодатели покупают даже билеты и отправляют рабочих домой, но часто случается, что человек доведен до последней черты и у него на уме только одно – выбраться отсюда. 

Представим теперь ситуацию, что человек проработал в Эстонии два-три месяца и за это время получал несколько раз по 50-70 евро наличными. Он живет на арендованной работодателем площади или койке, что его с работодателем и связывает. Начинает что-то просить или требовать, а ему работодатель говорит, чтобы он собирал вещи и – дверь вон там. «Куда он пойдет в тот же вечер, а то еще и ночью с десятью евро в кармане? Он работал,  а зарплаты не получил. Зачастую люди только у нас узнают, что они не имели здесь права на работу», — говорит Блумберг. 

«Самое печальное, когда у человека уже ничего не остается, - вторит заместитель генерального директора Инспекции труда Меэли Мийдла-Ванаталу. — Хоть ты и обратился в государственное учреждение, но на тебе последняя оставшаяся одежонка, ты продал все, что взял с собой, чтобы купить поесть». А когда дело доходит до Комиссии по трудовым спорам, человека, может, уже нет в Эстонии – он уехал, не сообразив назначить своего представителя для разбирательства в комиссии. Рассмотрение прекращается из-за отсутствия представителя несмотря на то, что поступило письменное заявление на работодателя. И ничего человек не получает».

В ведении Социального департамента существует консультационная линия по профилактике торговли людьми и помощи ее жертвам, куда, например, нынче в апреле обратились 52 клиента, а в мае – 48. Как правило, гастарбайтеры не осмеливаются поделиться с государственным департаментом своими бедами – настолько сильно им «промывает мозги» работодатель. 

Так и остается с частью обратившихся и позвонивших все на уровне разговора. «Но меня радует, что все больше становится тех, кому мы помогаем написать заявление, востребовать зарплату и вернуться на родину», — говорит Блумберг. 

Если раньше основным контингентом были наши люди, уезжавшие за границу и ставшие жертвами торговли людьми или злоупотреблений, то теперь основной контингент – работники, попавшие в ловушку в Эстонии. Арендованная рабочая сила в Эстонии законна. «Иностранный работодатель командирует человека сюда, в какую-то другую фирму на работу – сдает в аренду свою рабочую силу», — поясняет советник по уголовной политике Министерства юстиции Ану Лепс. 

При аренде рабочей силы трудовые отношения трехсторонние. Если при классических отношениях в них участвуют две стороны - работник и работодатель, то при арендной работе есть и третья сторона - предприниматель-пользователь. При арендных трудовых отношениях работодатель или арендное агентство заключает с арендным работником трудовой договор, на основе которого командирует работника временно на работу к третьему лицу - предпринимателю-пользователю под руководством и надзором последнего. 

Схемы посредниками используют разные. Может случиться, что человека обманывают уже с самого начала – иностранная фирма знает, что не может предложить человеку работу в Эстонии, но все равно его посылает. «Теперь вопрос в том, у кого возникает обязанность платить работнику? Возможно, что фирмы между собой сговариваются. Человеку говорят, что тот должен сначала мне заплатить, тогда я смогу заплатить тебе. И человек точно не знает, кто работодатель, — продолжает Лепс. — Такого рода пограничных дел у нас очень много – случаи обмана, мошенничества, нарушения правил охраны труда, нарушения норм рабочего времени и т.д.». 

Встреча может быть с глазу на глаз

Форма консультационной линии Социального департамента на сегодня изменилась. «Мы встречаемся с этими людьми, — рассказывает Блумберг, — что называется, с глазу на глаз, зачастую они приходят по несколько человек сразу и говорят, что такие, как они, есть еще. Я полагаю, что им поручено довести до нашего сведения и обратно информацию».  «Приехавшие из-за рубежа работники все-таки очень долго собираются с духом прежде, чем обратиться в государственное учреждение, — добавляет Мийдла-Ванаталу. — Обычно они недоверчивы, еще и потому, что не владеют эстонским языком. И они запуганы. Например, работодатель сообщает им, что знает всех чиновников в Эстонии, потому что страна маленькая, так что нет и надежды на помощь откуда-нибудь. Нет тебе смысла куда-то идти, а то, если услышу, что ты куда-то обращался, просто отправлю обратно на родину. И ты сюда никогда не сможешь вернуться». 

Террор ведется, как правило, моральный, эмоциональный, а если еще с нажимом на национальность работника, то у него просто становится черно перед глазами, и человек не в состоянии понять, куда обращаться за помощью. «Ты уже несколько месяцев не высыпался, недоедал, у тебя нет денег, к тебе относятся высокомерно – человек замыкается и думает, что выхода нет, — такую картину мира злонамеренно использованного гастарбайтера рисует Блумберг. — Клиентами консультационной линии становятся люди, доведенные уже до предела. Вся их работа зачастую базируется на данных на словах обещаниях, они - как бы невидимки. Но даже, если представители генерального подрядчика не бывают на объекте, то есть руководители проектов, которые должны следить за тем, что происходит». 

Украинцы, которых в Эстонии больше всего, могут пребывать здесь в качестве туристов три месяца. «Человек сам себя на работу оформить не может, это делает работодатель. Но почему он этого не делает? Да потому, что если он оставит кого-то как бы невидимкой, то такому работнику проще-простого вообще не платить за работу, — продолжает Блумберг. — Он не указывается ни в каком регистре работников, но зато ему разъясняют, как сбегать с объекта в случае чего. Это слово – депортация – для них, как красная тряпка. Работодатель все время обещает работнику, что дела будут приведены в порядок. Говорит, что документы поданы, приступай к работе. А через некоторое время работники понимают, что зарплаты нет, ситуация обостряется. Но работодателю очень просто сказать: я тебя вижу в первый раз. Да, он мог находиться на стройплощадке, но тут столько субподрядчиков, почему вы думаете, что он ко мне относился?». 

В первом полугодии в Эстонии насчитывались 25 предприятий, которые использовали таким образом работников. Но, по оценке Блумберг, это только вершина айсберга. Теперь уже речь идет не только о предприятиях сферы строительства. Указывающие на торговлю людьми случаи имеют место в общественном питании и других. 

Схема проста – одно предприятие закрывается, потому что денег оттуда больше не получить - куча долгов, имущество арестовано, но члены правления уже создают новое предприятие, и запускается точно такая же схема. 

«Я слышала телефонные разговоры, записанные работниками, - очень наглые со стороны работодателя, — говорит Блумберг. — Например, как угрожают: ты сам теперь все испортил, лишил себя всяких шансов получить зарплату и, вообще, работать в Эстонии. Не говоря уже об использовании более грубой лексики и жестких выражений, вроде того, что вечером я до тебя в ночлежке доберусь. У Эстонии очень хороший имидж – здесь нормальная работа, дела ведутся, как надо. И если человек становится жертвой подобного описанному выше использования, ему это кажется просто невероятным, он не понимает, куда попал». 

«Люди приезжают, например, с Украины. Они там все продали, у них колоссальные надежды, что тут не меньше, чем золотые прииски. Может, даже существует письменный договор с какими-то замечательными обещаниями, но проконтролировать большее человек не в состоянии, в том числе, а имеет ли он вообще право работать в Эстонии, каков фон этого предприятия, которое послужило посредником при направлении его сюда, — подчеркивает Мийдла-Ванаталу. — Рабочий видит, что существует какое-то крупное строительное предприятие и полагает, что это его работодатель. На самом деле, договор заключен с каким-то польским или латвийско-литовским предприятием – человек представляет собой сдаваемую в аренду рабочую силу, и возможности злонамеренного его использования очень велики.  Но теперь появляются уже и новые нюансы: например, иностранец, которого поначалу здесь, так сказать, использовали, которому денег не платили, начинает кое-что осознавать, создает здесь свое предприятие и начинает использовать других». 

Как правило, мошеннические схемы весьма сложны – одно предприятие зарегистрировано в Эстонии, но те же члены правления регистрируют фирмы еще и в Польше, Литве, Украине и Белоруссии и крутят человеком через эти предприятия. Часто работодатель приходит и заявляет, что не может платить зарплату, потому что очень велики расходы на проживание, что человек ничего не заработал или наделал брака. 

Мийдла-Ванаталу разъясняет, что в таких случаях первый контакт – это консультационный телефон, второй – прием у юриста и третий – для особо смелых и предприимчивых – уже комиссия по трудовым спорам, через которую можно востребовать неполученную зарплату или расчет. 

Работники убегают по полю

В прошлом году в Комиссии по трудовым спорам рассматривались 14 дел, нынче на 8 ноября туда обращались уже 126 иностранцев. Из них 109 на сегодняшний день получили решение. Требования работников были удовлетворены в 59 случаях. Требование одного водителя с Украины к предприятию измерялось почти 20 тысячами евро, из который комиссия взыскала 8500. Трудовых споров, разрешившихся компромиссом, было нынче 22. Без удовлетворения требования работника были оставлены только в 6 случаях. 

Инспекция по труду сотрудничает с Налогово-таможенным департаментом и полицией. «Если к нам поступает, например, сообщение о человеке, которого использовали или какой-то схеме, то информация тут же передается налоговикам и полиции. Мы проводим и совместные рейды», — сообщает Мийдла-Ванаталу. 

Во время некоторых рейдов инспекторы наблюдали, как работники дают деру через поле. Или же все утверждают, что не владеют ни одним языком, на котором инспектор пытается с ними общаться. «Тогда мы спрашиваем у организатора работ, на каком языке он с ними общается? — рассказывает Мийдла-Ванаталу. — Тот отвечает, что на русском – но мне-то работник только что заявил, чо говорит только по-молдавски. Договор работодатель заключить не может, нормальной спецодежды не дает, но зато очень обстоятельно инструктирует человека, как себя вести в случае проверки. А для нас важнее всего поговорить с человеком о его правах, или хотя бы достичь такого контакта, чтобы понять, что вообще происходит. Или, понимает ли он сам, что ему угрожает. Если же работник заверяет, что все - просто замечательно, хотя ты-то видишь, что это не так, то помочь очень трудно».  

В Эстонии есть все институты и возможности, которые призваны помочь человеку, попавшему в условия эксплуатации со стороны работодателя и ставшего жертвой торговли людьми, будь то местный работник или иностранный. Вопрос в том, в состоянии ли иностранец эти институты и возможности отыскать. 

Как получить помощь в случае обмана со стороны работодателя?

 

• Инспекция по труду предлагает людям бесплатную консультацию. Юристы и консультанты по проблемам трудовой среды  отвечают по телефону 640 6000 и на электронные письма по адресу: jurist@ti.ee или ti@ti.ee . В инспекции также принимают людей, если достигнуто предварительное соглашение по инфотелефону. 

 На сайте инспекции публикуется на нескольких языках как для предпринимателей, так и для работников информация об иностранных работниках:: www.ti.ee/est/valismaine-tootaja/kolmandate-riikide-tootajad/kolmandate-riikide-tootaja-lahetatud-tootajana/

 С начала года по 8 ноября по телефону консультационной линии профилактики торговли людьми и помощи ее жертвам +372 660 7320 позвонили 558 клиентов, в октябре их было 67. Но к этому надо добавить еще и повторные звонки. 

 По данным Департамента полиции и погранохраны, нынче ходатайств о кратковременной работе представлено 31 245. Больше всего они касаются работы в строительстве и сельском хозяйстве. Действующих разрешений зарегистрировано 10 645. Это не означает, что все остальные получили отказ, а значит лишь, что для многих период работы уже позади. 

 Больше всего гастарбайтеров трудится в Таллинне. У приехавших в Эстонию с кратковременным разрешением на работу, как правило, нет регистрации места жительства


Автор материала:
...
Группа: Гости
Статус:
Источник:
Всего комментариев: 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *:

+18