16:25
Облесение территорий бывших карьеров создает на Северо-Востоке интереснейшие туристические объекты

Красота рукотворная: бывший карьер становится магнитом для любителей спорта и активного отдыха.

Карьер – не самое приятное соседство. Горы переработанной породы и безжизненный «лунный» пейзаж – вот и все, что остается, когда затихает грохот и рассеивается пыль. Но человеку под силу вернуть жизнь в эти неприветливые места. Этим и занимается RMK, ежегодно высаживая деревья в местах оставленных карьеров Северо-Востока Эстонии.
 

Айдуский карьер – весьма своеобразный искусственный ландшафт. Открытые разработки здесь прекратили в 2012 году – доступные залежи сланца были выработаны. После окончания работ и прекращения откачивания воды был восстановлен уровень грунтовых вод. Бассейн карьера связан с рекой Пуртсе. Так посреди каменной пустыни в Эстонии образовалась своя голубая лагуна. От красоты этих мест захватывает дух. Если забраться повыше на горы, сформированные из выработанной породы, открывается вид на пышные зеленые леса, голубую воду и обрывистые берега. Кто бы мог подумать, что в северо-восточной части страны есть настоящие живописные каньоны, где можно покататься на лодке и сделать тысячу красивейших фотографий. В этих местах мы встретились с Аларом Сюда, лесничим Ида-Вирумааского лесничества RMK. И он рассказал, как из неприглядного заброшенного карьера возник этот туристический и спортивный объект.

Средство эффективное и незаменимое

Под воздействием хозяйственной деятельности человека происходит изменение целостности земель, перемещение почвенного и напочвенного покрова и подстилающих горных пород, а также естественного режима грунтовых и поверхностных вод. Нарушение земель сопровождается изменением природных форм рельефа – образуются горы, впадины. Влияние их на различные компоненты окружающей среды многообразно и выходит далеко за пределы занимаемой ими территории. Так всегда происходит в местах добычи полезных ископаемых.

Главное полезное ископаемое в Эстонии – сланец. Его добыча началась в 1916 году, в первые годы разработки велись в небольших карьерах вручную, затем процессы были механизированы. В результате добычи полезных ископаемых, как правило, степень антропогенного воздействия на природные ландшафты постепенно увеличивается. Влияние — это весьма разнообразно, степень его значительна, а самовосстановление нарушаемого экологического равновесия происходит медленно.

«Если разровненные отвалы оставить нетронутыми, то они рано или поздно зарастут сами по себе, природа возьмет свое, но это произойдет нескоро, – рассказал Алар Сюда. – Первыми появляются сорняки и так называемые дикорастущие растения. Они слабо покрывают почву, и от их разложения образуется мало органических веществ, то есть слой почвы, на котором могли бы вырасти кустарники и деревья, сформируется лишь спустя десятилетия. Гораздо больше необходимой органики для образования почвы из остатков растений образуется под сенью лиственных деревьев. В комплексе мер по стабилизации и улучшению экологической обстановки защитное лесоразведение является самым эффективным, а в ряде случаев – единственным средством».

Карьерная разработка сланца в 1959 году велась уже интенсивно, в связи с чем вопрос дальнейшей судьбы отвалов встал остро. Первые лесные культуры были посажены на сланцевых карьерах в Айду и Сиргала в 1960 году тогдашними лесопользователями. Примерно через десять лет Институт лесного хозяйства начал проводить опытные посадки. При этом законодательство, обязывающее как-то облагораживать территорию выработки, появилось лишь в восьмидесятых годах, до того зависело только от совести экскаваторщика, что за ландшафт он оставит за спиной. В основном на запланированных к облесению территориях грунт гектар за гектаром покрывали тонким слоем почвы и высаживали, и сеяли сосну, реже – берёзу, ель и лиственницу. Частично разровненные отвалы, покрытые черноземом, использовали в сельском хозяйстве для выращивания неприхотливых культур.

Ложка дегтя в бочке меда

Сегодня в окрестностях карьера Айду можно полюбоваться выросшим на таких отвалах лесом, которому уже около 60 лет. Лес этот выглядит довольно необычно. Как правило, в силу ряда причин работы по уходу здесь не ведутся. Мешает, например, рельеф – на крутых берегах и обрывах такие работы проводить опасно. В лесу много поломанных, погибших деревьев. Но никто их из леса вывозить не станет – древесина сгниет и обогатит почву для будущих поколений деревьев. Растительность очень густая – настолько, что, если одно дерево спилить, соседние не дадут ему упасть. Из-за тесноты стволы непривычно тонкие – точно так же вытягивается, например, помидорная рассада, которой не хватает света. А из-за бедной почвы на стволах сосен остаются сучья – в обычных условиях у сосны ствол гладкий.

«Зато такой лес нравится животным, – говорит Алар. – В нем хорошо прятаться. Здесь уже живут кабаны, волки, косули, лоси, медведи».

Однако не все так уж радужно в деле облесения карьеров Ида-Вирумаа. Когда Алар говорит о проблемах, с которыми ему приходится сталкиваться, его лицо делается озабоченным. Первая причина – в замусоривании леса местными жителями. По словам лесничего, именно в Ида-Вирумаа собирают наибольшее количество мусора в лесу во время ежегодных толок, и это не тот рекорд, которым стоит гордиться. У подножия горы Сипельга – одной из самых высоких в окрестностях, с которой открывается вид совершенно нездешний – кто-то высыпал битый кирпич и прочий строительный мусор. «Это же надо было сюда привезти. Дешевле было бы сдать на ближайший пункт приема отходов», – негодует Алар.

Вторая проблема – любители экстремальной езды на мотоциклах, колеса которых разрушают и без того тонкий слой почвы и сводят на нет усилия людей, стремящихся вырастить на камнях деревья.

И третья проблема – туманная судьба территорий завершивших и заканчивающих свою деятельность карьеров, на которые претендуют как агропромышленный сектор с планами построить теплицы, так и Силы обороны, которым необходим полигон. Речь идет, например, о Сиргаласком и Нарвском разрезах, где земля после выработок восстановлена, где уже подрастает молодой лес.

«На территориях, примыкающих к Нарвскому разрезу, уже имеется полигон, который постоянно расширяется, и с 2013 года мы там не сажаем деревья, потому что нам не представили конкретных указаний, где именно планируется полигон. Но уже понятно, что он займет большинство территорий Нарвского разреза, – говорит Сюда. – Будет жалко, если придется вырубить молодые деревца, ведь чтобы вырастить в таких условиях лес, вкладывается немало усилий, заботы и средств».

Рыбалка и другие удовольствия

В прошлом году на карьере Айду начались работы по строительству центра водного спорта, где запланировано проводить международные соревнования. Ожидается, что центр будет открыт весной 2022 года. Помимо спорта, бывший карьер станет магнитом для любителей активного отдыха. 30–35 километров водяных «траншей» между крутых берегов предоставляют возможности для пешего туризма, кемпинга, водных развлечений и даже рыбалки. Однако вряд ли все это было бы настолько привлекательно, если бы не лес, посаженный человеком.

Красивейшие пейзажи, лесная живность, пахнущий хвоей воздух – огромная заслуга в этом RMK и всех тех людей, кто терпеливо высаживал – саженец за саженцем – миллионы деревьев на безжизненной «лунной» поверхности.

Источник: https://www.mke.ee/lesnye-vesti/oblesenie-territorij-byvshikh-karerov-sozdaet-na-severo-vostoke-interesnejshie-turisticheskie-ob-ekty
Категория: Общество | Просмотров: 66 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Туристические, северо-востоке, бывших, карьеров, создает, объекты, интереснейшие, территорий, на, Облесение
Всего комментариев: 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *: