Top.Mail.Ru

Добро пожаловать на сайт "Sputnik-2"

Гибель рыбаков в штормовых волнах потрясла Нарва-Йыэсуу почти полвека назад

История рыбаков, волнах, полвека, потрясла, штормовых, Назад, Нарва-Йыэсуу, почти, гибель 34 0.0

Двое судовых механиков дольше суток просидели в ледяной воде Финского залива, залившей машинное отделение перевернувшегося рыболовецкого трал бота. Их спасли. Еще трое членов команды стали жертвами стихии и человеческих ошибок. "Северное побережье" собрало сведения о трагедии, о которой по прошествии полувека уже мало кто знает. Сегодняшняя власть Нарва-Йыэсуу собирается поднять с морского дна старый остов, чтобы, может, обнаружить так и не найденные останки моряков.

Семилетняя Оля Эйдемиллер была первоклассницей в устье школе №5, а ее первая учительница оказалась соседкой одного члена команды среднего трал бота (СТБ) Э-7200 рыб колхоза "Октябрь". 22 декабря 1971 года Галина Михайловна оставила детвору в классе и помчалась в порт, только заслышав о несчастье.

На берег ходили в тот день очень многие.

Сама Оля со старшим братом пошли к морю вечером. Еще штормило, на берег выбрасывало ящики и обломки. "С того времени у меня страх воды, и это связано именно с этой трагедией", - вспоминает Ольга, сейчас в замужестве Баранова. Детский ужас усиливало знание, что троих рыбаков смыло за борт, и все ждали, что тела вынесет на берег.



Сергей Морозов - сын помощника капитана Василия Морозова. Полвека назад Сереже было 11 лет, его отцу - 38. Весть о происшествии дошла до мальчика тоже в школе. Сразу после уроков он, как и многие, пошел на берег. Там увидел лежавшее в воде кверху килем судно. И только вечером мама рассказала Сереже, что это то самое, на котором ходил в море отец, - и папы дома нет.

Шторм в декабре 1971 года был таким сильным, что видоизменил в Усть-Нарве береговой ландшафт. Как вспоминает Ольга Баранова, показались на белый свет и торчали из-под песка много старых военных железок - их помечали красными лентами, а детворе строго-настрого запрещали приближаться.

Перевернутое днище трал бота метрах в четырехстах от берега виднелось потом много лет. Люди доходили до него по льду, нося цветы в годовщины большой трагедии маленького рыбацкого поселка.

Спустя годы остов постепенно скрылся от глаз под водой, да и само событие стало стираться из общественной памяти.



Небывалый шторм застал в море

Три похожих трал бота рыболовецкого колхоза "Октябрь" вышли в море из Усть-Нарвы утром 21 декабря. Прогноз предсказывал юго-западный ветер силой 3-5 баллов. Суда прибыли в район Тойла-Силламяэ и занялись ловом. Там же забирал уловы рефрижератор "Ранд-4".

В 16.40 по радио предупредили: с 19 до 21 часа ожидается усиление ветра до 6-7 баллов. Трал бот Э-7200 приблизительно в 17 часов поставил трал в последний раз и после его выборки пошел ближе к берегу, чтобы затарить рыбу в ящики.

К 18 часам видимость ухудшилась до полумили и ветер начал усиливаться. Прекратившие лов суда отстаивались в районе Тойла. Второе штормовое предупреждение об усилении ветра до 7-8 баллов, порывами до девяти, прозвучало в полночь.

После шести утра ввиду усиления ветра все суда вместе с "Ранд-4" пошли в район Силламяэ, чтобы там попытаться произвести грузовые операции. Некоторые же решили вернуться в Усть-Нарву. Так решил и капитан СТБ-7200 Александр Щербак. Он велел команде закрепить невыгруженную рыбу в ящиках на палубе - открывать трюм было очень опасно.

Пока груженый трал бот следовал домой, Щербак держал связь с береговой радиостанцией и коллегой с СТБ-7180. Накатывали большие волны, налетал порывистый ветер со снежными зарядами, видимость не превышала полумили. Последний сеанс связи зафиксирован в 10.35: Щербак сообщил, что видит створы устья, видимость плохая - и радиопередача оборвалась.

По данным гидрометеостанции и рефрижератора "Ранд-4", фактическая погода на тот момент была: западный или северо-западный ветер силой 8-9 баллов, высота волн - четыре метра, температура воды - ноль. Бушевал редкий для этих мест по мощи шторм.

 

Тишина в радиоэфире

 

Капитан флота рыб колхоза "Октябрь" Григорий Абушкевич утром 22 декабря пытался возобновить связь с трал ботом. Обеспокоенные тишиной в эфире люди вышли на прибрежную возвышенность в надежде увидеть его заход в порт, а не увидев, вернулись на радиостанцию.

После одиннадцати утра в порт позвонили из Межколхозного санатория очевидцы, сообщившие, что примерно в 10.30 наблюдали судно и его огни, а потом его не стало видно, а виделся несколько раз объект, напоминавший перевернутое судно. Спустя десять минут в порту выловили спасательный круг с СТБ-7200. А вскоре уже все увидели в 400-500 метрах от берега перевернутое днище.

У пограничников попросили выслать наряд для осмотра прибрежной полосы и вертолет. На Нарвской спасательной станции заказали буксир. Заходившим в порт судам велели усилить наблюдение за водной поверхностью. Об аварии трал бота сообщили вышестоящим организациям в полдень.

Сохранявшаяся штормовая погода не позволяла проводить спасательную операцию вертолетом и судами. По просьбе Управления рыбного хозяйства Совета министров Эстонской ССР в район аварии были направлены дополнительные суда, но и они не смогли оказать помощь из-за сильных волн и ветра.

Только к утру 23 декабря ветер ослаб до 3-4 баллов. Поднявшийся в воздух вертолет трижды пролетел над перевернутым судном.

 

Спасали дольше суток

 

К опрокинутому трал боту после полудня 23 декабря смогло подойти судно с водолазами, специалистами рыб колхоза и Нарвской спасательной станции. Несколько человек забрались на днище - и простукиванием определили, что внутри есть живые. Газовой горелкой вырезали лаз.

В 14.22 были вызволены механик Юрий Иванов и старший механик Василий Кулигин. Их замерзших отвезли скорой помощью в Нарвскую городскую больницу.

Трал бот лежал на правом борту на глубине 2-2,5 метра. Мачта и палубные надстройки отсутствовали, судовые помещения затоплены. Других членов экипажа ни внутри, ни поблизости не нашлось.

Двое спасенных членов команды потом рассказали, что накануне шторма затарили улов в ящики, чтобы наутро перевалить его в трюм рефрижератора "Ранд-4". Но тот отказал в приеме рыбы из-за штормовой погоды, и тогда они с грузом на палубе пошли в порт. Сперва держались носом на волну. Капитан с помощником были на мостике, трое остальных - в машинном отделении. Потом пришлось сменить курс - и волны стали догонять судно с кормы левого борта. Через некоторое время случился большой крен на правый борт, из которого трал бот уже не вышел.

В перевернутом положении машинное отделение заливалось водой. Тралмейстер бросился прочь оттуда - и его больше не видели. Оставшиеся Кулигин и Иванов перемещались внутри за спасительным воздушным пространством. Потом судно окончательно легло на грунт, и внутри, к счастью, осталась воздушная прослойка. Подбадривая друг друга, не давая засыпать, товарищи переночевали. Утром они услышали гул вертолета, а вскоре и стук снаружи.

Приблизительно 27 часов и 44 минуты Кулигин и Иванов пробыли в машинном отделении перевернутого трал бота.


Партийный вестник "Нарвский рабочий" написал о трагедии СТБ-7200 и его моряков на шестой день после аварии. Редакция почему-то не указала автора повествования.

Первая страница "Нарвского рабочего" от 28 декабря 1971 года. ФОТО: Ilja Smirnov / Põhjarannik

"…Изменчива погода в декабре. С утра море не предвещало никаких неприятностей, но спустя несколько часов грозно нахмурилось, заволновалось, зашумело. С берега, из метеоцентров беспрестанно летели на суда тревожные радиограммы. Рыбаки и сами видели, что стихия разыгрывается не на шутку.

А.Щербак принял решение идти в залив Нарва-Йыэсуу и там укрыться от непогоды. Капитан флота колхоза "Октябрь" Г.Абушкевич все время держал с ним радиосвязь.

Между тем наступило утро 22 декабря, а видимость по-прежнему оставалась ничтожной. Шторм усилился до 10 баллов.

Однако рыбаки не теряли присутствия духа. Они шли по намеченному курсу и обо всем, что делали, по рации доносили на берег. Оставалось совсем немного до цели.

Внезапно радиосвязь с трал ботом оборвалась. Оборвалась на полуслове, после того как А.Щербак сообщил: "Створы вижу хорошо, вхожу в створы".

Дежурившего у рации капитана Абушкевича охватило предчувствие недоброго. В первые минуты не покидала надежда: сейчас откликнутся, заговорят, доложат, что все в порядке, идут фарватером. Шторм позади…

Но радио молчало…

Спустя некоторое время разглядели на песчаной отмели среди пляшущих волн перевернутый вверх днищем трал бот. Сомнений не оставалось: рыбаки потерпели бедствие. Должно быть, мощный водяной вал опрокинул трал бот.

Сразу же в эфир полетели сигналы. Были вызваны специальные суда с Нарвской спасательной станции, с базы "Ленрыбхолодфлот". Затребован вертолет.

Но штормовой ветер не унимался. Вертолет не смог подняться в воздух, на пути спасательных катеров встали бешеные волны.

Попытка подойти к потерпевшему бедствие судну удалась только, когда ветер немного ослабел. Водолазы спасательной станции багром простукали торчавшую из воды часть корпуса трал бота и из машинного отсека услышали ответные сигналы. Там были люди.

Спасатель А.Виноградов и его помощники не медлили. Автогенными аппаратами они вырезали в корпусе отверстие и вызволили из полузатопленного судна механика В.Кулигина и моториста Ю.Иванова. Более суток, отыскав в машинном отделении незатопленный уголок, они пробыли под водой, не зная, насколько хватит им воздуха. Что стало с товарищами, находившимися во время катастрофы на палубе, в рубке, они ничего не знали.

Спасенных немедленно отправили в больницу. Состояние их удовлетворительное. Что случилось с остальными членами экипажа, пока еще неизвестно.

Сейчас делается попытка поставить трал бот на киль. Одновременно продолжается поиск пропавших рыбаков".


 

Трагедию списали на стихию

 

Василия Кулигина и Юрия Иванова сейчас уже нет в живых, но сын погибшего помощника капитана Сергей Морозов много общался с обоими. Они рассказывали, как в момент аварии толком ничего и не поняли: судно ударилось об отмель и начало кувыркаться. Перевернулось судно в море ближе к турбазе "Ноорус", а ветер и волны доволокли его почти что до речного устья.

Кулигин с Ивановым выжили благодаря воздушной прослойке. "Потом их направили в санаторий на юг, ведь они долго просидели в ледяной воде, так что лечение было длинным. Дядя Вася после этого все равно вернулся в море", - рассказал Морозов.

По его воспоминаниям, тело капитана Александра Щербака нашли позднее во льду примерно в районе опрокидывания. Льдины обезобразили его до неузнаваемости. Ненайденными остались отец Василий Морозов и тралмастер Петр Шмелев.

- Тяжело было: отец есть отец, - вспоминает те дни Сергей Васильевич. - Труднее всего пришлось маме, в первые годы она ходила вся не своя. Траур тогда был для всего колхоза и для всей Усть-Нарвы, но постепенно все утихло...


Портрет помощника капитана СТБ-7200 Василия Морозова. В год аварии ему было всего 38. Потомки надеются, что останки моряка наконец найдутся, если остов тралбота будет поднят со дна.ФОТО: Частный архив


Поредевшая семья Морозовых не поднимала вопрос о чьей-либо вине, а смиренно списала все на стихию. Двое сыновей повзрослев тоже начали ходить за рыбой, продолжив дело отца. По словам Сергея, море его не пугает, хотя и приходилось дважды оказываться на мели.

Официальные же власти три месяца определяли причины и виноватых: следователь по особо важным делам при прокуратуре Эстонской ССР завел уголовное дело "О гибели СТБ-7200", хранящееся ныне в Эстонском национальном архиве.

Расследование обстоятельств гибели СТБ-7200 нашло, что причиной его опрокидывания стало размещение груза на палубе. Это при любых условиях ухудшает остойчивость, а в шторм подавно.

Из-за шторма улов не смогли принять на судне-рефрижераторе, открывать же собственный трюм на трал боте под волнами было нельзя. Поэтому вдоль обоих его бортов на палубе закрепили порядка 2,5 тонн - ящики с рыбой, трал, доски. "Это ошибочное решение капитана, пожалуй, в большей степени предопределило аварийную ситуацию", - написал инспектор.

Также капитан неадекватно оценил волновые условия, направляясь в порт. Он ошибочно выбрал курс и скорость судна, чем поставил его в невыгодное положение по отношению к ударам стихии.

Есть и заключение судоводительской экспертизы. Спрашивалось: могло бы судно теоретически вернуться в порт целым в тот шторм? По мнению эксперта, опрокидывание было вероятным в любом случае, независимо от грузов на палубе. Дело в том, что технические возможности подобного трал бота позволяют ему ходить в Финском заливе только с мая по сентябрь и не при столь сильном ветре. В правилах об остойчивости данного трал бота сказано: "Нахождение в море при силе ветра свыше 6 баллов категорически запрещается. До наступления шторма судно должно вернуться в порт-убежище".

Есть в уголовном деле и заключение, что созданию аварийной ситуации поспособствовали упущения руководителей рыб колхоза "Октябрь". Например, его председатель и зампредседателя уже давно не руководили флотом, передоверив это главному капитану. Тот же был вынужден заниматься и разными прочими делами, в том числе общественной нагрузкой, в ущерб вопросам безопасности. На этот непорядок указывали из Таллинна летом 1970 года, но ничего не поменялось.


"Такое безответственное отношение к работе флота со стороны руководства рыб колхоза привело к тому, что капитаны сами решали весь комплекс вопросов плавания и промысла, нарушали погодные нормативы, групповое и отрядное плавание не соблюдалось, сами решали вопросы сдачи рыбы в море или возвращения в порт. Никто и никогда не отзывал суда в порт-пункт из-за ожидаемых штормов или других опасных явлений. Да и не могло быть иначе, так как никто из руководства рыб колхоза не пожелал получать подобные прогнозы ни по служебному, ни по домашнему адресу".

Папка с материалами уголовного дела "О гибели СТБ-7200". ФОТО: Rahvusarhiiv


 

Уголовное дело пришлось закрыть

 

В результате аварийного опрокидывания трал бота Э-7200 погибли его капитан, помощник капитана и тралмастер. Убытки колхоза "Октябрь" составили в сумме 33945 советских рублей.

Все материалы дела об аварии и гибели трех членов команды были направлены в республиканскую прокуратуру для определения степени уголовной ответственности виновных и причастных. В свою очередь, рыб колхоз "Октябрь", Эстонский союз рыбацких колхозов и Тойлаский рыбокомбинат получили конкретные предложения по улучшению организации дела.

Уголовное дело закрыл 5 апреля 1972 года следователь по особо важным делам при прокуроре Эстонской ССР, старший советник юстиции А.Квась. Он заключил, что капитан Щербак, получив предупреждение о шторме, не принял мер, чтобы укрыться в порту, а решил оставаться в море. Затем, будучи застигнутым штормом, трал бот не лег курсом на волну, а последовал в порт при девятибалльном шторме. При этом не была запрошена помощь крупнотоннажных судов. Щербак нарушил сразу несколько требований, регламентирующих мореплавание и рыболовство, в чем был состав уголовного преступления, но он погиб - и дело прекращено.

Прокуратура также изучила выводы инспекторов о неправильной загрузке трал бота и неудачном выборе капитаном курса и скорости. Это все же не нашло подтверждения, как сказано в итоговом заключении.

Следствие нашло, что вина лежала также на руководителях рыболовецкого колхоза и флота. Ими не были приняты должные меры для обеспечения безопасности промысла в осенне-зимний период. Эти люди понесли наказания вне уголовного дела. Так, был снят с должности председатель правления рыб колхоза "Октябрь" Владимир Афанасьев, капитану флота Григорию Абушкевичу объявлен строгий выговор, а помощник начальника экспедиции, капитан-директор рефрижератора "Ранд-4" А.Сергеев лишен на год рабочего диплома.


Сын погибшего, но так и не найденного помощника капитана СТБ-7200 Василия Морозова - Сергей Морозов - время от времени приходит к памятным доскам в старом рыболовецком порту. Сами рыбаки Нарва-Йыэсуу устроили этот мемориал в память о погибших товарищах. Уже мало кто сегодня знает и об этом неприметном мемориале, и о жуткой трагедии 1971 года. ФОТО: Ilja Smirnov / Põhjarannik


 

В истории пока нет последней точки

 

Уже через пять дней после аварии правление колхоза "Октябрь" решило выплатить пособия семьям погибших - по 200 рублей, а спасенным - по сто. Также велели выплачивать семьям погибших по 50 рублей ежемесячно на каждого ребенка до совершеннолетия. Спасенным Кулигину и Иванову дополнительно выплатили компенсации за утраченную в аварии одежду.

Потом премировали участников спасения людей. Например, резавший спасительный люк в днище электрогазосварщик получил 70 рублей, то есть где-то половину месячной получки.

В марте 1972 года из колхоза посмертно исключили капитана Щербака, тело которого тогда только нашли. Следом списали и сам трал бот Э-7200 - его не стали поднимать, как было хотели, поскольку стало ясно, что восстановлению он не подлежит.

Остов трал бота к настоящему времени полностью скрыт под водой и нанесенным сверху песком. Глубина залива там меньше двух метров. Точное местонахождение отметили на карте, делая гидрографию для будущего мола.


Находящийся под песком на дне Нарвского залива остов СТБ-7200 отмечен на плане строительства нового морского мола Нарва-Йыэсуу. Перед началом строительства остов должен быть поднят на поверхность. ФОТО: Ilja Smirnov / Põhjarannik


Мэр Нарва-Йыэсуу Максим Ильин рассказал, что даже если реализация проекта нового мола затянется, утонувший трал бот город все равно поднимет. "Мне непонятно, почему его сразу не подняли и почему не сделали это в последующие годы", - недоумевает он.

Сын помощника капитана Сергей Морозов всецело поддерживает такой план. У немолодого уже мужчины есть надежда, что обнаружатся хоть какие-то останки ранее ненайденных членов команды.

Сергей закопал на кладбище рядом с могилой матери немного морского песка в память об отце, но ему и его семье хочется поставить другую точку в этой трагической истории.


Полузабытый мемориал в старом порту Нарва-Йыэсуу - в память о погибших рыбаках и о почившем рыболовецком колхозе "Октябрь".ФОТО: Ilja Smirnov / Põhjarannik


 

 

 

 

 

 

Подписывайтесь на Sputnik-2 в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

 

 

Источник: https://severnojepoberezhje.postimees.ee/7341587/gibel-rybakov-v-shtormovyh-volnah-potryasla-narva-yyesuu-pochti-polveka-nazad
 

 


Читайте также:
 

 

Всего комментариев : 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *:








+18