Торговля с Русью, «золотой» голубиный помет и истоки нацизма: что помнит Пороховая башня Риги

 

Пороховая башня — один из самых привлекательных архитектурных объектов Старой Риги, неизменно обращающий на себя внимание любого прохожего. За свою семивековую историю она видела все: и древнерусских купцов из Пскова, и осаду русской армией царя Алексея Михайловича, и демонтаж рижской крепости внуком Александра Суворова, и истоки немецкого нацизма, и архитектурные коррективы диктатора Карлиса Ульманиса. Ее история — это яркий слепок истории самой Риги.

Большой Песчаный путь был главной сухопутной торговой артерией Ливонии. По нему отправлялись караваны, доверху нагруженные чернобуркой, лисой-мурмонкой, соболем, песцом, горносталем (старая среднерусская форма названия «горностай»). Именно Песчаные ворота, примыкавшие к одноименному бастиону, считались «русским въездом» в город. Еще задолго до прибытия торговцев здесь собирался народ. Сразу за башней и крепостной стеной начиналась территория Русской деревни, где купцы из Пскова останавливались в качестве гостей, а впоследствии некоторые получали право на постоянное проживание.

Могучая подковообразной формы Песчаная башня защищала въезд в столицу Ливонии от каменных, а потом и пушечных ядер с 1330 года. Тогда орден после долгого противостояния с архиепископом отвоевал Ригу и приказал соорудить новую систему оборонительных укреплений. Как известно, чем значимее город, тем масштабнее его защита.

Всего в Риге за все время по разным фортификационным схемам было построено двадцать восемь башен. В современном Старом городе осталось только три из них, находящихся недалеко друг от друга.

Некоторые башни были именными — они назывались в честь знаменитых людей своего времени. Например, ближайшая соседка Песчаной (Пороховой) — башня Рамера прямоугольной формы из красного кирпича. Ее назвали в честь богатого рижского торговца, который жил неподалеку. Она была фактически выстроена заново после проведения археологических раскопок в 1980-х годах.

У башен Риги разные судьбы. Так, у Шведских ворот с другой стороны Русской деревни, при Башенной и Шумной (Тревожной) улице располагалась полукруглая массивная и довольно высокая башня, по-русски именуемая Юрьевской, а по-немецки и по-латышски — башней Юргена.

С ней произошли любопытные трансформации. Ее нижняя часть была органично встроена в дом Рижского архитектурного общества, построенный по проекту Александра Ивановича Трофимова в 1926–1928 годах. И теперь мы можем пощупать каменные участки этой башни, лишь войдя внутрь, а увидеть ее снаружи невозможно.

Башни строились и совершенствовались по мере развития фортификационного дела. В XIV–XV веках Песчаная башня обрела цилиндрическую форму и стала более массивной. В ней были сооружены отверстия и небольшие «кладовые для ловли ядер». Если армия неприятеля, осаждая город, осуществляла его массированный обстрел из пушек, такие отверстия в кирпичной кладке играли важную роль — ядро попадало внутрь и вязло в песке, что не приводило к его детонации.

Отчасти поэтому, а отчасти и по причине создания в дальнейшем пороховых складов башня и поменяла свое название. На ее боковом фасаде до сих пор сохраняются ядра, оставленные «шведской» Риге «в подарок» от русской армии царя Алексея Михайловича, осаждавшего город осенью 1656 года.

Жизнь рижских башен была долгой, но не вечной. К середине XIX все они утратили свое стратегическое значение. Однако они изменили свою функцию. Предприимчивый городской совет превратил устаревшие укрепления в места для панорамных прогулок. При покупке билета оттуда можно было полюбоваться красивыми видами на окрестности и на Двину. Подобная участь не миновала и Пороховую башню с прилегающими к ней участками старинной крепостной стены. Так оборонительный комплекс стал служить рекреационным целям.

После Крымской войны 1853–1856 годов встал вопрос о сносе крепости. Более того, одновременно с планом демонтажа крепостных сооружений был разработан проект обновления центра Риги. В годы правления генерал-губернатора Александра Аркадьевича Суворова (внука прославленного полководца) начались работы по демонтажу всех башен. Город изменился до неузнаваемости.

Исключением стала только Пороховая башня. Есть предположения, что ее решено было оставить для красоты в качестве символа военного прошлого города на Двине. 

Вскоре в Риге появились общества любителей древности. Особое любопытство к военной истории города в качестве опорного пункта экспансии крестоносцев на Балтике проявляли немецкие общественные организации. В конце XIX столетия башней заинтересовалась корпорация студентов-мистиков «Рубония». Ее активисты занимались поиском средневековых артефактов.

После первых посещений интерьеров Пороховой башни ими было обнаружено несметное количество голубиного помета. Предприимчивые студенты решили извлечь прибыль из своей находки. Удобрения были приведены в товарный вид и успешно проданы русским садоводам-огородникам, которые проживали за строившимся в те годы Бульварным кольцом и на участках вдоль дамб у Рижского порта. Сметливые школяры заработали на этой сделке шестьсот сорок золотых рублей.

Об этой истории написали газеты того времени и даже туристские путеводители по Риге, и о сделке прознали городские власти. По договоренности с градоначальником Людвигом Керковиусом студенты из «Рубонии» вложили почти все эти средства в реставрацию интерьеров башни.

Вскоре «Рубония» всерьез обосновалась там с разрешения рижского городского главы. Студентами были обустроены общежитие, пивной клуб, зал для фехтования. Корпорация почти полностью состояла из балтийских немцев, которые одними из первых начали увлекаться поиском арийских корней.

Одним из ее ведущих мыслителей был печально известный Альфред Розенберг, теоретик национал-социализма и министр по делам восточных оккупированных территорий. Будучи уроженцем довоенного Ревеля, он отправился в Ригу поступать в Политехнический институт, в котором проучился до Первой мировой войны. Здесь же в студенческие годы он сколотил кружок молодых немецких националистов.

Именно они, выехавшие в Веймарскую республику в начале 1920-х годов, оказали прямое идеологическое влияние на Адольфа Гитлера.

Помимо Розенберга, ставшего советником фюрера по русскому и еврейскому вопросам, из них стоит отметить и Макса-Эрвина Шойбнер-Рихтера, чьи предки владели фабрикой в Риге. Он был одним из самых активных «рубониевцев». В Первую мировую войну принял участие в боевых действиях в Северной Персии, а потом и на западном фронте под Аррасом. Имел опыт идеологической работы с нацменьшинствами России (в первую очередь — немцами-соотечественниками из Прибалтийских губерний).

После захвата Риги кайзеровскими войсками Шойбнер-Рихтер вернулся в город и возглавил отдел прессы оккупационной администрации. В тот период он фактически исполнил роль главного координатора немецкой пропаганды. Затем обосновался в Баварии, где близко познакомился с Гитлером, укрепив того в замыслах бороться за власть.

Макс-Эрвин выступил в качестве теоретика и теневого кардинала «Пивного путча», который стал боевым крещением для будущего фюрера Третьего рейха. Во время этой попытки нацистов захватить власть шел рядом с Гитлером, но был застрелен полицейским.

В «Рубонии» подвизался и Арно Шикеданц, один из ближайших друзей Розенберга. После боев на антибольшевистском фронте в Латвии Шикеданц уже в Германии стал сооснователем общества «Возрождение», сплотившего немецких правых и русских эмигрантов-монархистов, часть которых тяготела к ультранационалистическим концепциям. Пик его карьеры пришелся на 1941–1943 годы. Он был назначен начальником аппарата главного отдела по делам Востока и наместником Третьего рейха на пока еще не оккупированном нацистами Кавказе.

Пороховая башня за свою семивековую историю пережила все — и демонтаж рижской крепости, и засилье немецких националистов, и архитектурные коррективы диктатора Карлиса Ульманиса, который распорядился очистить от старых домов прилегающую к башне территорию. В 1939 году был построен массивный кирпичный Военный музей, а башня стала его частью.

В советские годы там располагались помещения Нахимовского военного училища и Музея латвийской революции. Сегодня она вновь вмещает в себя экспозицию Военного музея, праворадикальный и антисоветский крен которого очевиден любому, кто следит за его деятельностью.

И вместе с тем Пороховая башня — один из самых привлекательных исторических объектов Старой Риги, неизменно обращающая на себя внимание любого прохожего.

Ее история — это яркий слепок истории самого города.

 



Источник: https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/20230103-torgovlya-s-rusyu-zolotoy-golubinyy-pomet-i-istoki-natsizma-
Категория: История | Добавил: karnauhhov81 (07.01.2023) | Автор: АЛЕКСАНДР ФИЛЕЙ W
Просмотров: 47 | Теги: Истоки, помнит, «золотой», Пороховая, нацизма:, помет, Что, торговля, Русью, голубиный, башня, Риги | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *: