Бутяева: Недетские проблемы подросткового суицида

По числу самоубийств среди детей Эстония, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), лидирует в мире наряду с Новой Зеландией и Узбекистаном.

Не приходилось ли вам задумываться, почему подростки добровольно уходят из жизни, когда кому как не им — мечтать, строить планы, веровать в завтрашний день? Однако не всё так просто и романтично в жизни наших детей. Если верить психологам, утверждающим, что 80 процентов проблем детей — от родителей, то становится понятно, что в доме, где разруха и война, уцелевшие души — редкость.

Разрушенные семьи, пьющие и агрессивные (деспотичные) родители, травля в семье, в школе, в сети почему-то не вызывают в обществе особого негодования. А тут ещё и пандемия добавила людям вселенского равнодушия (каждый сам за себя), а специалистам — увеличение числа попыток суицидов среди подростков и молодёжи.

К сожалению, родители не всегда проницательны, мудры и всевидящи, а замечают беду, когда она уже пришла. Сыт, мыт, обут, чего ещё надо-то было, чтобы такое-то устроить?.. И правда, чего надо-то!

Недавно, возвращаясь домой поздним вечером на такси, разговорилась с водителем. Таксисты всё видят, всё замечают, всё знают. И поведал мне мой таксист, что клиент ночной изменился сильно. Сейчас это молодёжь, начиная с 16 лет, и многие из них в не совсем адекватном состоянии без запаха алкоголя. Присмотрелся. Оказалось, чем-то закидываются прямо в машине. Не выдержал и спросил как-то. Узнал — сидят на таблетках.

«Знаешь, откуда у них эти таблетки? Я спросил. Им выписывают сами врачи. Кому не выписывают, те у родителей тащат, если дома есть. А нет, покупают с рук. Напасть! Как они жить дальше будут? Представь, в один день нажрутся больше нормы и не проснутся. Случайно, а, может, и специально это сделают. А где родители, куда они-то смотрят, скажи, этим ведь всего-то лет по 15–16!» — вздыхал таксист всю дорогу.

Куда смотрят родители?

— Куда родители смотрят-то, скажи? — спросила я через день у знакомого психолога, работающего с нашими согражданами с депрессиями и пост стрессовыми состояниями.

— Куда-куда! В себя они смотрят, — ответила психолог. — А ещё смотрят в личную трагедию (любовная лодка разбилась о быт), в бутылку, в конкурентов, в кошелёк, в списки вакансий на рынке труда, в интернет смотрят…. Выбирай любой из пунктов, всё равно все плохие. А вот то, что растёт количество подростков с серьёзными проблемами из-за потерявшихся в жизни взрослых, — это да, правда. И что с этим будем делать, неясно. Сейчас специалистов сильно не хватает. Число людей с проблемами растёт быстрее, чем наш брат-психолог появляется на нашем рынке труда.

Психологам и психотерапевтам, уточнила она, при проведении терапии с молодёжью и с подростками, прошедшими через суицидальные настроения и попытки, приходится работать с последствиями их стрессовых ситуаций, но не с причиной, что их вызвала. Настоящая причина подростковых трагедий, как правило, в семье, которая это признавать отказывается.

Жил-был мальчик

И были у мальчика деспотичные родители, которые с сыном своим не особо и считались. Однажды подросток после очередного скандала выпрыгнул в окно. Уйти из жизни не получилось. Остался жив. Стал инвалидом. Сидит дома с сильной хромотой, с серьёзными дефектами речи вследствие сломанной челюсти и когнитивным дефицитом, возникшем вследствие травмы мозга. Настроение депрессивное. И этот юноша теперь навсегда в заложниках у родителей, которые после произошедшего не стали лучше.

Как правило, суициды и суицидальные попытки по своей сути — проявления так называемых «подростковых кризов». Причём лишь у очень немногих на тот момент присутствует истинное желание покончить с собой.

В подавляющем большинстве случаев суицидальное поведение подростка — «крик о помощи». Не случайно многие попытки совершаются дома, притом в дневное или вечернее время.  Крик о помощи адресован, прежде всего, к ближнему кругу — к родителям. Только вот докричаться до взрослых у детей не всегда получается, и ребёнок совершает попытку за попыткой. Но когда-нибудь заканчивается и лимит попыток.

Только цифры

В прошлом году до достижения совершеннолетия в Эстонии умерли 53 ребенка: 12 детей скончались до рождения или во время родов, 10 — от рака… 22 (случайность, нет?..) — от несчастных случаев, отравлений и травм, из которых из 10 случаев — определённо самоубийства.

В 2018 году было шесть случаев, в 2019 году — четыре случая, в 2020 году — 10 случаев среди детей до 17 лет (самому младшему ребёнку было 12 лет).

Число самоубийств среди детей за 2020 год превысило в Эстонии самый высокий уровень за последние десять лет. Специалисты не спешили винить пандемию во влиянии на детскую психику, однако статистика говорит об обратном: за первые два месяца этого года количество попыток суицида среди молодых превысило данные за весь 2019 год.

Для сравнения: с 2010 по 2013 годы число самоубийств колебалось между 1 и 5 случаями. В 2014 и 2015 годах их было 7.

Несколько советов от детского психолога

1) Для подростка естественно «закрываться в комнате» (в прямом или переносном смысле). Вопрос в длительности этого состояния и в том, насколько оно мешает ребёнку жить в его обычном режиме. Держать руку на пульсе — не значит контролировать каждое движение и требовать постоянного отчёта, открывать ногой дверь в его комнату, требовать «рассказать всё».

2) Если ребёнок стремится туда, где слишком опасно, — это знак опасности.  Игры на грани жизни и смерти — способ заглушить боль одиночества.

3) Если говорить с ребёнком в формате «…будешь бомжом или делом всё же займешься?», он закроется. Попробуйте поговорить о том, что его волнует, постарайтесь услышать его мнение, узнайте о его желаниях, даже если они выглядят для вас как «несерьёзные».

4) Иногда внешне у ребёнка всё неплохо. Учится нормально, с друзьями общается, аппетит хороший. И вдруг как бы невзначай говорит о том, что хотел бы «с кем-нибудь поговорить, например, с психологом». Если говорит, значит, на самом деле всё серьезно, значит, исчерпал свои внутренние ресурсы — и ему правда требуется помощь со стороны. И не ваша, а специалиста. Самое время начать его искать.

5) Ещё один признак того, что внутри ребенка серьёзная боль, — не может разговаривать, глядя в глаза. Конечно, есть исключения, но в целом обычно те подростки, которые легко общаются и легко разговаривают, имеют тёплые отношения с родителями. Потому что их родители тоже легко и охотно с ними разговаривают. Один из критериев, насколько депрессивен подросток, — это то, насколько долго он вообще может находиться в контакте. Крайний случай — подростки, которые совершенно не могут выдерживать контакта глазами. Вопрос: «Почему ты не смотришь на меня?». Его ответ: «Я не привык смотреть на людей. Мне неприятно смотреть на людей. Я не хочу смотреть на людей». Это крайне тревожный признак.

Нарушения пищевого поведения

Изменение пищевого поведения может сигнализировать об очень серьёзных внутренних проблемах. Пищевое нарушение — манипулятивное поведение, за которым стоит неспособность получать любовь другими способами. Подросток через видимую проблему пытается привлечь внимание к невидимой боли. Заставлять есть через силу или наоборот, прятать от подростка еду не имеет смысла. Следует срочно искать специалиста, который начнёт работать с проблемой со всей семьёй.



Источник: https://tribuna.ee/attributes/health/suicidy-podrostki-butjajeva/
Категория: Здоровье | Добавил: Админ (14.12.2021) | Автор: Ирина Бутяева W
Просмотров: 38 | Теги: суицида, проблемы, Бутяева:, Недетские, подросткового | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Все смайлы
Подписка: 1 Код *: